Типы грамматических форм слова

Аналитическое образование является словосочетанием, тогда как синтетические – словами.

Теперь перейдем к рассмотрению основных вопросов. Глава 1 Аналитические формы слова. 1.1. Общая характеристика аналитических форм Под аналитическим языковым образованием понимается такое, значение которое выражено не одним словом, а под синтетическим, соответственно, - однословные образования.

Поэтому, например, «англ. о ld man старик может быть названо аналитическим образованием, а русск. старик или лат. senex – синтетическим». [4] Если сказать что, аналитические образования является словосочетанием, а синтетические – словами. В таком случае вообще всякий язык состоящий их слов, сочетаемых друг с другом в речи, должен быть привязан в основном аналитическим, так как в речи на этом языке большая часть значений будет выражена словосочетаниями.

Аналитичность языка в этом смысле, есть вообще один из существенных признаков, важных для его функционирования и развития.

Наряду с тем или иным пониманием аналитичности существует, однако, и некоторое более частное и специальное понимание. «Под аналитическим образованием имеется в иду, такое образование, которое, с одной стороны, существенно отличается от словосочетаний и уподобляются целям словам.

Аналитическое образование в таком смысле близко к тому или даже прямо совпадает с тем, что определяется как фразеологическая единица» [5] : ведь последняя как раз характеризуется тем, что она имеет строение словосочетания, но при этом эквивалентна слову и функционирует как одно целое слово. «Иногда понятие аналитичности расширяется больше: под аналитическим оборотом понимают, такое которое членится легко и четко ( под синтетическим – более слитно» [6] . При известных условиях сочетания со служебными словами могут относится к основным словам, входящих в их состав, не как особые ( производные) слова, а как особые грамматические формы соответствующих слов. «Эти особые случаи словосочетаний требуют специального их выделения в качестве случаев аналитических образований в узком смысле слова, а именно как – аналитических форм. Ср.: например, will work » [7] ( будет работать): это словосочетание, в котором will является служебным, work – главным компонентом, относится к основному слову, входящему в его состав, т.е. к слову work не как особое слово, а как особая грамматическая форма – форма будущего времени. Можно также сказать: worked , is working , will worked , составляет один ряд, отношения между членами которого являются только грамматическими. 1.2. Аналитическая форма, как словосочитание Аналитическая форма, как наиболее специфическое аналитическое образование, взятая сама по себе, есть словосочетание, а именно – сочетание некоторого основного слова ( в определенной его форме) с известным служебным словом ( или с комплексом служебных слов). Таким сочетанием двух единиц, из которых каждая обладает признаком слова, в современном английском языке является, например, «формы перфекта: have written , has written , had written и т.д. В этом сочетании единица have , has , с одной стороны, характеризуется оформленностью ( она имеет всю систему грамматических форм, свойственных глаголу: have , has , had и т.д. )» [8] , а с другой стороны, содержит в себе некое, хотя ослабленное до минимума и очень абстрактное, лексическое значение, что проявляется в разграничении формы перфекта и пассива, имеющих один и тот же второй компонент и различающихся именно первыми компонентами: Have и be соответственно. Итак, аналитическая форма слова как таковая, взятая изолировано, представляет собой своеобразное словосочетание лексически неравноправных компонентов, т.е. сочетание, в котором один из компонентов является служебным и выступает с максимально ослабленным значением. Тот факт, что аналитические формы представляет собой своеобразные словосочетания, подтверждается и относительной свободой компонентов аналитической формы, возможностью их отделения друг от друга и свободной перестановки в потоке речи.

Например, I have never seen him – Я никогда не видел его. Have you ever seen him ? Вы когда-нибудь видели его? Далее необходимо указать, что «аналитическая форма является свободным словосочетанием, а не фразеологической единицей: «будет работать» выделяется совсем не так, как, например, « молодость возьмет свое» [9] . Из сказанного выше ясно, что по существу аналитические формы должны выделяться из прочих свободных словосочетаний именно тем, что они подобны ( аналогичны) не словам, а лишь отдельными грамматическими формам слов. Этим подобием формам целых слов аналитические формы и характеризуется несмотря на то, что они являются словосочетанием и притом даже свободными, как особые целые единицы, как эквиваленты слов ( но слов не во всей системе их форм, а только в известных отдельных формах). Если словосочетания, являющееся аналитической формой, характеризуются тем, что выступают в качестве грамматической формой того слова, которое является в нем основным, то это значит что такое словосочетание принадлежит к одной из грамматических категорий, характеризующих данное слово. Иначе говоря, оно представляет известную категориальную форму, входящую в ту же категорию, в какую входит какая-либо иная категориальная форма, известная у этого слова. Так например, аналитическая форма will work представляет ( категориальную) форму будущего времени, которая наряду с формами настоящего и прошедшего времени, входит в категорию времени вообще.

Принадлежа, таким образом, к известной грамматической категории, характеризующийся данное слово, аналитическая форма уподобляется по своей функции другим формам того же слова. А так как каждая грамматическая форма слова вообще представляет это слово именно как одно слово, то и соответствующая аналитическая форма, несмотря на то, что она является по своему строению словосочетанием и притом свободным, выступает как одно слово, как представитель одного цельного слова, а не как словосочетание.

Существеннейшим, по-видимому, является здесь наличие простых синтетических, несоставных форм в той же грамматической категории, в какую входит данная аналитическая форма. Так, will work , не смотря на то, что это словосочетание, выступает как одно слово ( в известной грамматической форме) лишь ввиду того, что другие формы той же категории, т.е. формы настоящего (работает) и прошедшего (работал) времени, является простыми синтетическими нормами, благодаря чему у нас есть основания считать это словосочетание аналитической формой, а не просто словосочетанием. Не все аналитические формы одинаково легко выделяются на фоне обычных словосочетаний.

Например, «аналитические формы условного наклонения не обладают четкой изолированностью от других словосочетаний, передающих модальность: I should go я пошел бы, he would go он пошел бы, близко стоят к ряду таких сочетаний с модальными глаголами, как I must go я должен пойти, I ought to go мне следует пойти.» [10] Таким образом, сочетания с should и would все же выделяются их общего ряда сочетаний модального глагола с инфинитивом и изолируется от последних тем, что они непосредственно примыкают к синтетическим формам наклонения, которые и « оттягивают» их от обычных словосочетаний, вовлекая в сферу глагольных форм в качестве аналитических форм условного наклонения. 1.3. Аналитическая форма, как свободное соединение В заключение следует сказать что, «структурно аналитическая форма продолжает оставаться свободным соединением раздельнооформленных частей, являющихся словами, которые соединены по определенным синтетическим правилам» [11] ( если бы данное образование не имело характера словосочетаний, то тогда оно было бы не аналитической, а синтетической формой). Но функционально эти сочетания выступают на ряду с синтетическими формами в качестве одной из категориальных форм какой-либо грамматической категории и выполняет роль формы слова.

Поэтому при рассмотрении аналитических форм необходимо различать моменты структурный и функциональный.

Специфическое переплетение этих двух моментов и определяет своеобразие данного языкового явления – аналитической формы слова.

Рассмотрев общие условия существования аналитических форм, можно сделать выводы: 1) не может быть грамматической категории, представляет лишь одними аналитическими формами, ибо само выделение аналитической формы, изолирование определенного словосочетания от других, близких к нему словосочетаний, основывается на параллелизме с синтетическими формами. 2) Не может быть аналитических слов, а могут быть только лишь аналитические формы слова, а отсюда рассмотрение сочетаний типов be tired устать, be surprised удивиться и т.п. 3) Между словосочетаниями и аналитическими формами могут быть переходные случаи, что в определенных условиях контекста и создает известную нечетность границы между аналитическими формами и словосочетаниями. Так сочетание he would go в одних случаях может сопоставляться с простой категориальной формой наклонения, - а именно сослагательным 2-м ( he would go if he were not busy он пошел бы, если бы не был занят), выступая как аналитическая форма условного наклонения. В других же случаях в глаголе would может оживать значение желания, тогда он сближается с глаголами want , wish , и сочетания he would go начинают выступать уже не как аналитическая форма, а как словосочетание модального глагола с инфинитивом.

Однако есть случае, в которых границы между аналитическими формами и прочими словосочетаниями являются четкими. Так, образованные с помощью вспомогательного глагола do отрицательные и вопросительные формы глагола I don ’ t speak , я не говорю и do ( I ) speak говорю ли (я) сопоставляются только с утвердительной синтетической формы I speak я говорю. Ни каких словосочетаний, с которыми они могли бы быть сопоставлены и которые могла бы оторвать их от простых форм, в английском языке нет, поэтому эти формы являются очень устойчивыми. Глава 2 Синтетические формы слова. 2.1. Синтетический способ образования слов В современном английском языке существует два способа образования грамматических форм слова: синтетический и аналитический.

Синтетический способ образования форм слова включает: 1) образование форм слова посредством его изменения при сохранении того же самого, корня: (I)go (я) иду, (he) goes (on) идет и 2) образование форм слова с помощью сплетения корней, или супплетивности: (I) go (я) иду, (I) went (я) шел.

Формообразование посредством сплетения корней встречается очень редко и играет в английском языке менее важную роль по сравнению с изменением слова при сохранении тождества корня.

Образование форм слова путем его изменения при сохранении того же самого корня в свою очередь делится на: а) «образование форм при помощи аффиксации, когда основа слова соединяется с определенной частицей-аффиксом, например: table стол — tables столы, (I) work (я) работаю, (I) worked (я) работал и т. п.; б) образование форм при помощи чередования звуков в корневой части слова, т. е. путем внутреннего изменения самого корня: (I) give (я) даю - (I) gave (я) дал, man мужчина — men мужчины» [12] При образовании форм слова «чередование звуков в английском языке всегда сочетается с аффиксацией: ср. (I) keep (я) храню — (1) kept (я) хранил, child ребенок — children дети, где выделяются суффиксы -( ), t, -( ) и -ren, соответственно». [13] 2.2. Образование форм слова с помощью аффиксации В зависимости от места, которое занимает формоизменительная морфема в форме слова, аффиксация как способ образования грамматических форм выступает в виде «префиксации- (формоизменительная морфема предшествует корню), суффиксации (формоизменительная морфема следует за корнем и за словообразовательными суффиксами, осложняющими его) и инфиксации (формоизменительная морфема вводится внутрь корня)» [14] . Из указанных трех видов аффиксации в современном английском языке для образования форм слов используется только один, а именно — суффиксация.

Префиксация в системе формообразования была известна в английском языке лишь в древний период: ср. да. writan писать — ge-writan написать, singan петь — a-singan пропеть и т. п., представляющие собой разные формы вида тех же самых глаголов. В дальнейшем этот способ образования форм был утрачен. Что же касается инфиксации, то она не была свойственна английскому языку и в глубокой древности.

Единственным примером инфиксации мог бы служить глагол stand стоять — прош. вр. stood, если принять, что -nв stand не принадлежит корню и выступает на положении самостоятельной морфемы.

Омонимия словоизменительных суффиксов связана в современном английском языке с использованием ограниченного числа звуков для образования звуковых оболочек этих суффиксов, что в свою очередь объясняется рядом особенностей исторического развития английского языка (выпадением и отпадением слабоударных гласных, совпадением и отпадением некоторых согласных, например —носовых [m] и [n] и др.). Говоря об омонимии грамматических суффиксов, следует строго различать: 1) омонимию форм в пределах одной и той же части речи и 2) омонимию форм, принадлежащих словам разных частей речи.

Омонимия первого типа наблюдается в таком случае, как [ho:siz]: данное звучание является одновременно звучанием формы множественного числа и формы притяжательного падежа слова horse лошадь — horses и horse's, соответственно; ср. также I speak я говорю и he can он может.

Примером омонимии второго вида может служить омонимия в случае типа [drinks], где совпадает звучание формы глагола drink пить — (he) drinks он пьет и формы существительного drink напиток — drinks were served подали напитки. [15] «Образование форм слов разных частей речи с помощью омонимичных суффиксов широко распространено в современном английском языке. Так, звучание [(i)z, s] (орф. -s, -(e)s, -'s, -s', -se) выступает как звучание ряда разных омонимичных суффиксов:» [16] 1) -(e)s суффикса множественного числа существительных: horse лошадь — horses лошади; 2) -s суффикса притяжательного падежа: horse лошадь —horse's лошади, children дети — children's детей; 3) -se суффикса множественного числа указательных местоимений this и that: this — these этот — эти; that—those тот — те; 4) -s суффикса самостоятельных субстантивных форм притяжательных местоимений: ours наш и др.; 5) -(e)s суффикса единственного числа третьего лица настоящего времени изъявительного наклонения: (he) writes (он) пишет, ср. (he) writes—(they) write ( они ) пишут ; (he) writes — (I) write ( я ) пишу ; (he) writes — (he) wrote ( он ) писал ; (he) writes — (if he) wrote ( если ) бы ( он ) написал . Омонимичными суффиксами являются и суффиксы со звучанием [(э)п]: 1) -en суффикс множественного числа существительных: ох—oxen бык—быки; 2) -nе суффикс субстантивной формы притяжательного местоимения: my — mine мой и др.; 3) -n суффикс причастия 2-ого: written написанный, seen виденный.

Разные, лишь внешне, по своему звучанию совпадающие суффиксы мы имеем также в случае типа long-est — speak-est. В первом случае -est представляет собой суффикс превосходной степени: ср. long длинный; longer длиннее; longest длиннейший; а во втором — архаический суффикс 2-го лица единственного числа настоящего времени: (thou) speakest (ты) разговариваешь, (thou) writest (ты) пишешь и т. п.

Особенно широко омонимия в пределах одной части речи распространена в системе форм глагола. Так, например, под внешней оболочкой -(e)d [-d, -t], являющейся специфичной для глагольных и только глагольных словоизменительных суффиксов, скрываются омонимы — суффикс прошедшего времени (ср. (I) ask — (I) asked (я) спрашиваю — (я) спросил) и суффикс причастия 2-ого (ср. asking — asked спрашивающий — спрошенный). Некоторые ученые склонны рассматривать эти случаи как одну глагольную форму в разных ее употреблениях.

Однако различие в значении рассматриваемых форм говорит об их нетождественности: хотя обе они объединяются общей идеей прошлого, первая характеризуется значением активного действия и выражает предикативность, а вторая — значением пассивного состояния, не связанного с предикативностью. «Кроме того, наличие параллельных неомонимичных форм в системе неправильных глаголов, таких, как sang пел — sung петый, showed показал — shown показанный, также свидетельствует о том, что в общей системе языка формы прошедшего времени и причастия 2-ого разграничиваются». [17] Иными словами, случаи asked и as-ked воспринимаются на фоне sang — sung и т. п. не как одна, а как две омонимичные формы глагола ask, ибо, хотя количественно неомонимичных форм типа sang — sung и немного, тем не менее мы вправе говорить об их широкой распространенности в языке, так как они принадлежат словам наиболее часто употребляемым, а следовательно и об их влиянии на общее понимание соотношения форм глагола в целом. При рассмотрении омонимии в системе форм глагола встает вопрос и о так называемых «формах на -ing». Следует решить, что представляют собой эти образования — одну «инговую» форму глагола с разными значениями, т. е. «случай грамматической полисемии, либо две омонимичные грамматические формы — субстантивную (герундий) и адъективную (причастие), либо, может быть, даже три формы: субстантивную, «причастную», соотносимую с прилагательным — типа I saw him laughing Я увидел его смеющимся и «деепричастную», соотносимую с наречием — в предложении типа Не said that laughing Он сказал это смеясь» [18] . Проще обстоит дело с причастием и герундием: различие этих омонимичных форм не вызывает сомнения, поскольку оно опирается на твердый фундамент вне системы глагола (причастие тяготеет к прилагательному, герундий — к существительному). Затруднения возникают лишь в случае так называемого «полугерундия» — в случаях типа I did not notice the train stopping Я не заметил, как остановился поезд и т. д.

Сомнения относительно принадлежности здесь stopping к герундию возникают потому, что при герундии существительное обычно • выступает в притяжательном падеже и вместо the train stopping естественно было бы ожидать the train's stopping. В целом же вопрос о полугерундии и правомерности его выделения очень сложен и должен явиться предметом специального исследования. В английском языке широко распространена нулевая суффиксация, что еще больше усиливает видимость почти полного отсутствия в современном английском языке морфологических средств, а тем самым видимость «аморфного» характера этого языка.

Омонимия грамматических суффиксо в, широко распространенная в английском языке, касается и нулевых суффиксов. Тот или иной нулевой суффикс часто оказывается омонимичным с другими нулевыми суффиксами. Так, например, в случае (I) love (я) люблю и (to) love любить выступает не одна, а две глагольных формы с нулевым оформлением. «Выделение двух форм основывается здесь па различии в их значениях, которые никак не могут быть объединены воедино (в форме инфинитива (to) love отсутствуют значения времени, числа, лица и пр., имеющиеся у личной формы love), а кроме того на наличии таких случаев, когда различие этих грамматических форм выражено и внешне (в звуковых оболочках): (1) am — (to) be» [19] . Если же принять во внимание возможность омонимии пулевых суффиксов, то тогда оказывается, что английский язык совсем не так беден в области морфологии, но только его система морфологических средств выступает в известных случаях, так сказать, в «скрытом состоянии». 2.3. Образование форм слова при участии чередования Чередование звуков есть факт различия звуков, занимающих одно и то же место в звуковой оболочке той же самой морфемы, в разных случаях ее применения.

Основным и ведущим средством формообразования является аффиксация, чередование же в корне выступает как нечто дополнительное и обусловленное аффиксацией, в том смысле, что основными различителями словоформ и слов в целом являются, как правило, не варианты одних и тех же морфем, а разные морфемы; варьирование же той же самой морфемы лишь сопровождает разность других морфем и зависит от этой разности, обусловлено ею: варианты данной морфемы семантически дифференцируются и принимают участие в различении значений словоформ лишь при условии и под воздействием разности других морфем. Так, например, «в случае чередования в глаголе catch схватывать — catch [kaetf]1 —caught [ko:t] для образования формы прошедшего времени caught используются следующие средства: 1)чередование согласных: [-tf] в catch и «нуль» в caught; 2)чередование гласных: [-ее-] в catch и [-о:-] в caught; 3)суффиксация: нулевой суффикс в catch и [-t] в caught» [20] «Чередование звуков в современном английском языке не является продуктивным способом образования форм слова и в целом ограничено определенными рамками» [21] . Оно очень распылено, раздроблено и наблюдается в отдельных словах или маленьких группах слов, не представляя собой определенной стройной системы.

Вместе с тем, однако, чередование глубоко проникает в строй языка, так как оно используется для образования форм иаиболее часто употребляемых слов. Это создает как будто бы известное противоречие, заключающееся в том, что, с одной стороны, чередование представляет собой, так сказать, «мертвое» явление в языке, а с другой, оно широко распространено и отнюдь не имеет тенденции к исчезновению.

Напротив, иногда наблюдается ошибочное расширение сферы применения чередования гласных: ср. употребление brang вместо brought в качестве формы прошедшего времени глагола bring приносить (наряду со случаями употребления seed вместо saw в качестве формы прошедшего времени глагола see видеть); такие случаи аналогического образования убедительно показывают, что чередование гласных в современном английском языке занимает прочное место в системе формообразования.

Чередование гласных в английском языке встречается в разных частях речи, но в основном оно типично для глагола. В имени существительном чередование гласных используется в небольшой группе слов для «дифференциации форм единственного и множественного числа: ср. loot [-u-] нога — feet [-i:-] ноги, где чередование гласных в обоих числах сопровождает нулевую аффиксацию; ср. также child [-ai-] ребенок — children [-i-] дети с нулевым суффиксом в единственном числе и с положительным суффиксом [-он] во множественном» [22] . В имени прилагательном чередование гласных было широко представлено в формах степеней сравнения лишь в древнеанглийском языке; в современном же языке для образования форм степенен сравнения повсюду используется только аффиксация, если отвлечь-ся от единичных случаев супплетивного образования форм степеней сравнения.

Подобные образования позволяют рассматривать и соотношение much — more — most как чередование (точнее, новое чередование гласных в системе форм степеней. сравнения).В качестве случая чередования гласных можно рассматривать также и соотношение little «В системе местоимений чередование гласных используется для образования как форм числа (this [-i-] этот — these [-i:-] эти, that [-ae-] тот — those [-ou-] me), так и падежа (he [-i:-] он — him [-i-] его; they [-ei-] они — them [-е-] их; — thou [-аu-] ты — thee [-i:-] тебя)» [23] . Следует заметить, что для разграничения форм единственного и множественного числа здесь кроме чередования гласных используется еще и чередование согласных: в this — these звук [-s] чередуется с [-z], в that — those [-t] чередуется с [-z], причем во множественном числе, как мы видим, в обоих случаях выступает согласный [z], т. е. звуковая оболочка типичного суффикса множественного числа существительных [24] . Это позволяет предположить, что в системе местоимений [-z] в формах множественного числа также выделяется в качестве аффиксальной морфемы — суффикса множественного числа (в известной степени родственного соответствующему суффиксу множественного числа у существительных). Но если это действительно так, то тогда, следовательно, «чередование согласных в корне в случае this — these и that — those выступает не как [-s] — [-z] и [-t] — [-z], а как [-s] — [ ] и [-t] — [ ], т. е. как чередование с нулем (поскольку [-z] является суффиксом, а не принадлежит корню слова); и поэтому в целом в случаях this — those, that — those формы множественного числа образуются с помощью суффикса [-z] и чередования гласных ([-i-] — [-i:-] и [-ае-] — [-ou-], соответственно) и согласных ([-s] — [ ] и [-t]— [ ], соответственно)» [25] . В глаголе подавляющее большинство наиболее употребительных слов образует формы с участием чередования (так называемые неправильные глаголы). Чередование гласных в системе глагола используется для дифференциации форм настоящего и прошедшего времени: give [-i-] даю — gave [-ei-] дал, take [-ei-] беру— took [-u-] взял, write [-ai-] пишу — wrote [-ou-] писал и т. д.; при этом противопоставление форм прошедшего формам настоящего времени одновременно выступает и как противопоставление форм прошедшего времени именным (неличным) формам глагола [26] , поскольку последние имеют ту же основу, что и формы настоящего времени, ср. gave — giving дающий и т. п. В целом свойственные глаголу в английском языке типы чередования очень многочисленны и отличаются большим разнообразием, что делает невозможным сведение их в единую более или менее стройную систему. Кроме того, эта сложная система чередующихся звуков присуща сравнительно небольшой группе слов. В этом отношении картина, наблюдаемая в чередовании гласных, прямо противоположна тому, что наблюдается в аффиксации: там, при ограниченности системы суффиксов, каждая из аффиксальных морфем встречается в огромном количестве словоформ, благодаря чему в случае аффиксации легко выделяются четко разграничиваемые конкретные типы суффиксального формообразования: ср., с одной стороны, суффикс множественного числа -s, встречающийся у огромного числа существительных (boys мальчики, girls девочки, doctors доктора, towns города, streets улицы, dogs собаки, cats кошки и многие, многие другие), а с другой стороны, чередование [i]—[ei], ограниченное несколькими глаголами (bid — bade велеть, give — gave давать, forgive — forgave прощать). Чередование согласных в современном английском языке встречается реже, чем чередование гласных и играет в нем меньшую роль. «У существительных наблюдается чередование глухих и звонких фрикативных, используемое для различения форм единственного и множественного чисел: house [-s] дом — houses [-z-] дома» [27] . Особенно часто это чередование в формах числа выступает в виде чередования [f] — [v] : wife [-f] жена — wives [-v-] жены; knife [-f ] нож — knives [-v-] ножи и т. п.

Следует отметить, что и в этих случаях чередование согласных выступает в сопровождении аффиксации, которая является главным в различении форм числа. Форма множественного числа здесь определяется в первую очередь по суффиксу [-z], чередование же согласных воспринимается как дополнительное по отношению к этому суффиксу У прилагательных согласные регулярно чередуются в формах степенен сравнения. В случаях типа long длинный — longer длиннее — longest самый длинный; young молодой — younger моложе — youngest самый молодой и т. п., звук [g] в сравнительной и превосходной степени [longe, longes t ] и т. д. чередуются с нулем в положительной степени [log] и т. д.

Чередование согласных здесь является по своей природе иным, чем чередование согласных у существительных, так как оно обусловлено фонетически.

Действительно, но общим «фонетическим закономерностям английского языка звук [g] не может стоять в конечном положении после [ng]. Поэтому, если в сравнительной и превосходной степени основа выступает в виде [long-] или [ l оng-] то в положительной степени она, согласно общим закономерностям звукового строя английского языка, должна выступать в виде [lоn-], [ lo n-], а не * [long-] или *[ lo ng-]» [28] . Вместе с тем следует отметить, что [ng] и [g] не являются вариантами одной фонемы, поскольку они могут выступать в одних и тех же фонетических условиях, а именно, перед гласным, ср. прилагательное longer ['longe] длиннее и существительное singer ['singe] певец. В местоимениях о чередовании согласных с нулем можно говорить в формах числа указательных местоимений: «ср., this [-s] этот ед. ч. — these (нуль) мн. ч.; that [-t] тот ед. ч.— those (нуль) мн. ч. (при условии если [-z] в формах множественного числа рассматривать как суффиксальную морфему В глаголе наблюдаются случаи чередования согласных, подобные чередованию глухих и звонких согласных в системе существительных: ср. leave [-v] оставляли — left [-f-] оставлял, lose [-z] терять — lost [-s-] терял» [29] . Однако в общей системе глагола чередование этого типа играет второстепенную роль.

Основным и наиболее типичным для этой части речи является чередование различных согласных с нулем; например, в глаголах типа catch схватывать (catch — caught — caught), где согласный [-tf] в основе настоящего времени чередуется с нулем в основе прошедшего времени и основе причастия 2-го, поскольку [-t ] в caught является не элементом основы, а специальным глагольным суффиксом -t. Таким образом, чередование согласных в глаголе регулярно используется как средство дифференциации основ настоящего и прошедшего времени. В виде исключения чередование согласного с нулем используется и в некоторых других случаях, а именно «для дифференциации форм лица в настоящем времени глагола have иметь (ср (I) have 1-ое л. — (he) has 3-ье л.)» [30] , где, как ужо указывалось выше, согласный [-v] в 1-ом лице чередуется с нулем в 3-ьем лице, и для дифференциации форм числа в глагол be быть в прошедшем времени (ср. was ед. ч.— were мн. ч.) где [-z ] в единственном числе чередуется с нулем во множественном числе. 2.4. Супплетивное образование форм слова Супплетивное образование форм слова, или «образование форм слова посредством сплетения корней, представляет собой использование различных по своей звуке вой материи корней в качестве лексически тождественных друг другу для дифференциации отдельных грамматических форм слова, но не самих слов» [31] . В английском языке, как и в других языках, супплетивность — явление ограниченное, она, например, полностью отсутствует в системе существительных. И это понятно: «ведь для супплетивного образования форм слона характерно полное изменение звуковой материн корня, при сохранении тождества слона, и если бы подобное явление было не исключением, а общим правилом, то это неизбежно привело бы к разрушению единства слова — основной единицы языка» [32] , а это поставило бы под угрозу само существование языковой системы.

Супплетивные формы имеются не во всех частях речи. У существительных супплетивных образований вообще нет. У прилагательных супплетивные образования встречаются в фомах степеней сравнения: ср. good хороший – better лучшийbest наилучший, где супплетивность отделяет форму положительной степени ( good ) от формы сравнительной степени ( better ) и превосходной степени ( the best ). Формы же сравнительной и превосходной степени здесь совпадают по корню, различаясь лишь чередованием согласного – t с нулем. [33] В системе местоимений супплетивность широко представлена у личных местоимений как средство дифференциации падежных форм: I я – me мне, she она – her ее. В глаголе супплетивность как средство образования форм слова широко представлена в глаголе Be , где она используется по самым разнообразным линиям, а именно для а) дифференциации форм лица и числа ( am 1-ое лицо – is 3-ие лицо ; am ед.ч. – are мн.ч. ); б) для выражения временных различий ( am наст.вр. – was прош. вр.); в) для выражения противопоставления личных и неличных форм ( am – личная форма – ( to ) be инф.). «Супплетивность в формах глагола – явление исключительное.

Помимо глагола be она присутствует только в формах глагола go идти: ср. go идти, going идущий, went шел» [34] . Заключение Рассмотрев типы грамматических форм слова, а именно синтетические и аналитические формы, можно сделать следующие выводы.

Грамматическая форма – «это языковой знак, в котором грамматическое значение находит своё регулярное (стандартное) выражение». [35] В пределах грамматической формы средствами выражения грамматических значений являются аффиксы, фонемные чередования, характер ударения, редупликация (повторы), служебные слова, порядок слов и интонация. В заключение необходимо отметить, что, поскольку в одной и той же словоформе могут соединиться разные грамматические категории, выраженные различными средствами ( как синтетические, так и аналитические), определенная грамматическая форма слова может быть по линии одной категории формой синтетической, а по линии другой – аналитической, а кроме того одна аналитическая форма может наслаивается на другую, образуя сложные аналитические формы.

Поэтому говоря о той или иной аналитической форме, нужно учитывать, по какой линии, в плане какой именно грамматической категории, она является аналитической. Так словоформа was written было написано ( it was written yesterday это было написано вчера) является синтетической в плане категории времени и аналитической по линии категории залога. В такой же форме, как will work будет работать, напротив, значения залога выражается синтетически, а значение времени аналитически.

Благодаря аналитичности при помощи некоторого ограниченного числа единиц – слов, охватываемых определенными правилами грамматического строя, оказывается возможным выразить бесчисленное количество мыслей, свободно создавать совершенно новые мысли и передавать их другим.

оценка стоимости патента в Смоленске
залив квартиры независимая экспертиза в Курске
оценка ценных бумаг в Твери